• Дмитрий

Лазарет Забайкальского отделения РОКК в городе Чите в русско-японскую войну 1904 -1905 гг.

更新日期:2019年5月26日



Лазарет открыт по инициативе группы Читинских врачей. Свои услуги на безвозмездной основе предложили Александр Дмитриевич Давыдов (впоследствии выполняющий функции главного врача), Николай Николаевич Щеглов, Андрей-Владимир (так) Юлиевич Фейт, Илья Исидорович Шари, Аарон Леонтьевич Цейтлин и Александр Степанович Подтягин. Заведование аптекой взяла на себя С.А. Давыдова - супруга главного врача. Сестрами милосердия были приглашены три местные жительницы предварительно прослушавших краткие курсы при Забайкальской общине. Сестры обеспечивались пансионом - едой и жильем, а так же получали установленное жалованье по 15 рублей в месяц. Хозяйством лазарета заведовал, на безвозмездной основе, член крестьянского присутствия Рассушин.

Лазарет начал свою деятельность с 12 сентября 1904 года изначально он размещался в частном съемном доме и был рассчитан всего на 15 мест. Но нехватка коек, вызванная поступлением большого числа раненных после боя под Ляояном и на реке Шахэ, продемонстрировали необходимость увеличения количества мест. По инициативе главноуполномоченного РОКК князя Александра Григорьевича Щербатова, из местного склада общества, лазарету было выделено снаряжение на оборудование дополнительных 100 коек. В качестве нового здания Читинским гарнизоном было предоставлен дом офицерского собрания.


К ноябрю 1904 года вместимость учреждения достигла 90 коек, а в январе 1905 года лазарет мог принять до 150 нижних военных чинов.

Общее количество сестер в лазарете было увеличено до девяти. Помощь оказывали одна сестра, одна испытуемая из Забайкальской общины сестер милосердия и семь волонтерок из числа местных жительниц. Население Забайкальской области проявляло активное участие к судьбе раненых и деятельности учреждения. Лазарет практически содержался за счет средств собранных Забайкальским отделением, суммы субсидий от Исполнительной комиссии Главного управления РОКК не превышали 1500 рублей в месяц. Четверть коек содержалась на средства жертвователей, активно поступали и пожертвования вещами. Деятельное участие принимали не только частные лица- жители Читы, но и крестьяне отдаленных волостей. Оказывали помощь различные ведомства и учреждения области. По сведениям отчета местного отделения РОКК за 1905 год койки содержались на пожертвования учебных заведений – мужской и женской гимназий, церковных школ, отчисления чиновников Забайкальской казенной палаты, Нерчинского горного округа кабинета Его Величества, дирекции народных училищ, областной чертежной, областного правления, отмечен вклад кружка военных дам. Ежемесячно указанными лицами и учреждениями делались взносы от 30 до 160 рублей.


Лазарет, поддерживаемый населением, не отказывал в медицинской помощи местным жителям. Оказывая не только амбулаторную, но и стационарную помощь. По жизненным показаниям оперативная помощь была оказана более чем 70 гражданским лицам.

Здание офицерского собрания, в котором располагался лазарет, было устроено в форме буквы «П» и самую длинную его фронтальную часть занимали палаты. В боковых частях здания на первом этаже размещались с одной стороны - помещения смотрителя и прислуги (состоявшей из нижних чинов, повара и двух прачек, с другой кухня и подсобные помещения. В палатах первого этажа размещали хирургических и тяжелобольных. Там же, на первом этаже находилась операционная. На втором этаже во фронтальной части находились палаты, а по бокам с одной стороны – помещение сестер и аптека, с другой две палаты, перевязочная, ванная комната и туалет. Туалет нижнего этажа имел выгребную яму, на втором этаже использовались выносные судна. Обеззараживание производилось известкой и карболовой кислотой. Естественно здание не было рассчитано на медицинское учреждение. В ванной комнате был устроен очаг с баком рассчитанный на 1000 литров, для подогрева воды, которая доставлялась лазаретной прислугой. Система водоотведения отсутствовала и воду, из четырех ванн, приходилось вычерпывать ведрами. Во всех палатах стояли резервуары с водой с кранами, в маленьких палатах их заменяли чайники.



Здание Офицерского собрания, где размещался лазарет

Больные располагались скученно и тесно, однако это можно отметить практически у всех временных лазаретов. В Чите существовала острая проблема нехватки больших помещений. Однако, высота потолков в 4 метра на первом и 5 метров на втором этаже обеспечивали достаточное количество воздуха. Летом часть раненных размещали в палатках во дворе учреждения, как правило в целях изоляции больных чесоткой и рожею. Во дворе, в палатке, был организован летний душ.


Из недостатков доктор Давыдов выделял отсутствие предоперационной – вход в операционную был через хирургическую палату. Перевязочные средства обеззараживались в стерилизаторе под текучем паром и в автоклаве паром под давлением. Аптека помещалась в одной комнате с канцелярией. Препараты в аптеку поступали как со склада Красного Креста, так и закупками в городских аптеках. Остро ощущался недостаток в хирургических иглах и иглах для шприцов, не хватало термометров, и даже мыло не всегда было в наличии. «Хронический недостаток» как указывает доктор Давыдов ощущался в ксероформе и ихтиоле. Однако, данные недостатки были характерны для всех медицинских учреждений и были вызваны затруднениями в железнодорожном сообщении Дальнего Востока в целом, а не конкретно данного лазарета.


Большим плюсом лазарета было его месторасположение. Учреждение размещалось в 150 – 200 метрах от железнодорожного вокзала. И по первому телефонному звонку лазарет высылал сестру милосердия и группу санитаров с носилками для снятия тяжелобольного с поезда. Так в зиму 1904-1905 годов лазарет снимал больных почти каждую ночь. Расположение учреждения позволяло экономить деньги на обозной команде и лошадях, санитары с носилками при необходимости, в течении короткого времени успевали сделать несколько ходок. Для транспортировки тяжелобольных использовали рессорные двухколесные носилки. Легкораненые шли до лазарета пешком.


За время своей деятельности лазарет принял более 3 500 больных и раненых военнослужащих и более 70 гражданских лиц. В учреждении было проведено 619 операций.

В лазарете больные помещались на железных кроватях из которых 15 штук были сетчатые, 100 кроватей имели железные переплеты в остальных использовались деревянные доски. Со временем доски начали подкладывать под все кровати, так как переплеты не выдерживали. Тюфяки набивались сеном, реже соломой. Еще использовали морскую траву, получаемую в узлах со склада РОКК. В подушках так же использовалась морская трава и сено. Иногда больные поступали без верхней одежды или в одежде не соответствующей сезону, тогда вместе с носилками отправлялась необходимые вещи. Белье и одежда поступали со складов Красного Креста, от жертвователей, а форма из военного ведомства.


Продовольствие больных было достаточно разнообразным. «Добавочных порций нигде не жалели» - отмечено в отчете доктора Давыдова, так мяса отпускалось от 500-600 грамм в день на человека, белого хлеба от 600-800 грамм. В рацион входили вино и водка. В продовольственном обеспечении у лазарета так же возникли проблемы характерные для всех учреждений – начиная от сложности хранения и заканчивая кратно растущей стоимостью продуктов из-за повышенного спроса. Например стоимость пуда (16,3 кг.) мяса колебалась от 5 до 12 рублей. Доставляли неудобства и внутриполитические события, так из-за забастовки на железной дороге вымерз груз картофеля и птицы приобретенный лазаретом. Тем не менее, больным старались создать все условия. На средства пожертвований были проведены в лазарете елка и организован пасхальный стол. Выписываемые пациенты, помимо одежды и белья, снабжались небольшим денежным пособием (от 1 до 3 рублей) из средств собранных пожертвованиями.


Не популярность войны, внутриполитическая ситуация в стране, начало мирных переговоров изменили смысл и характер деятельности учреждения. Оставшиеся к сентябрю 1905 года врачи- Давыдов, Подтягин, Цейтлин и Шари не видели оснований жертвовать своими силами. Отдав целый год бескорыстного служения их трудно в чем-то упрекнуть. Исполнительная комиссия пошла им на встречу и в последние три месяца деятельности лазарета врачей перевели на оплачиваемое жалованье. К 15 ноября лазарет прекратил прием новых пациентов, а к 5 декабря оставшиеся больные были переведены эвакуацией, либо выписаны.




© 2016-2019 Дмитрий Скажутин.

"I am a part of all that I have met"

-Ulysses, Alfred lord Tennyson.